Д-р Марти Наталегава о проблемах безопасности в Восточной Азии и перспективах сотрудничества России с АСЕАН

C любезного разрешения д-ра Марти Наталегавы публикуем в переводе на русский язык доклад, с которым он выступил на открытии Учредительной встречи сети экспертных центров Россия-АСЕАН (NARTT) в МГИМО.

«Диалоговое партнерство России и АСЕАН в контексте региональной безопасности»

Выступление доктора Р.М. Марти М.Наталегавы* на Учредительной встрече сети экспертных центров Россия-АСЕАН

МГИМО МИД России
Москва, 20 апреля 2018 г.

Ваши превосходительства, дамы и господа!

В начале своего выступления хотел бы отметить, что очень ценю приглашение Центра АСЕАН при МГИМО поделиться с участниками Учредительной встречи сети экспертных центров России и АСЕАН своими сугубо личными соображениями о том, как выглядит диалоговое партнерство Российской Федерации и Ассоциации государств Юго-Восточной Азии в контексте региональной безопасности.

Учитывая богатство знаний собравшихся здесь людей, их опыт и меру компетентности в вопросах, связанных с АСЕАН и ее отношениями с Россией, сомневаюсь, смогу ли я добавить ко всему этому что-либо существенное и уместное.

Тем не менее, я дорожу этой возможностью, поскольку как дипломат немало потрудился для развития связей АСЕАН с Российской Федерацией.

Позвольте, прежде всего, отметить работу Центра АСЕАН и отдать ему должное за выдающиеся результаты, достигнутые за сравнительно короткое время с момента его основания в 2010 году.

По существу, Центр АСЕАН – воплощение того, что связи АСЕАН и Российской Федерации неуклонно крепнут после того, как в 1996 года они стали партнерами по официальному диалогу. Саммит Россия-АСЕАН, проведенный в Сочи в 2016 году в честь двадцатилетнего юбилея диалогового партнерства, придал весьма значительный импульс нашим отношениям. Сочинская декларация, Комплексный план действий по развитию сотрудничества на 2016-2020 гг., Доклад Группы видных деятелей – все эти документы впечатляют масштабом постановки задач и говорят о том, что нас ожидает большая работа по исполнению задуманного.

Не сомневаюсь, что, благодаря усилиям всех заинтересованных сторон и их преданности своему делу, на этом пути будут достигнуты большие результаты.

Ваши превосходительства, дамы и господа!

Говоря сегодня о диалоговом партнерстве России и АСЕАН в контексте региональной безопасности, я думаю о том, что наши отношения развиваются не в вакууме, вне связи с окружающей действительностью, в отрыве от нее.

Как бы продуманно и тщательно ни составлялись планы сотрудничества АСЕАН и России, на которые я уже ссылался, все то, что происходит в самой АСЕАН, как и в России, а также вокруг них – на том широком региональном пространстве, о котором будет много сказано сегодня, – с неизбежностью влияет на дальнейшую эволюцию российско-асеановских связей.

Еще важнее, что обеим сторонам – если они намерены не просто реагировать и откликаться на господствующую в регионе динамику, но опережать ее, предвосхищать и оказывать на нее позитивное воздействие, –следует развернуть широкое обсуждение проблематики региональной безопасности, вплоть до выработки некоего общего видения ее основ.

Ваши превосходительства, дамы и господа!

Полагаю, за 50 лет своего существования АСЕАН подтвердила, что способна на многое в плане воздействия на процессы, протекающие в сфере региональной безопасности, будь то в Юго-Восточной Азии или за ее пределами.

Я бы даже взялся утверждать, что влияние АСЕАН, по сути дела, изменило характер этих процессов.

Динамика взаимодействия между странами Юго-Восточной Азии стала иной. Известный «дефицит доверия», открытые конфликты и вражда уступили место тому, что называют «стратегическим доверием». Воплощением его стало Сообщество АСЕАН в сфере политики и безопасности.

Иным стало и положение стран ЮВА в широком региональном контексте, за пределами собственно Юго-Восточной Азии – в Восточной Азии, в Азиатско-Тихоокеанском и Индийско-Тихоокеанском регионах.

По контрасту с эпохой «холодной войны», когда конфликт между Востоком и Западом расколол регион и противопоставил одни его страны другим, АСЕАН сумела утвердить свою центральную, ведущую роль в строительстве широкой региональной архитектуры безопасности.

Эти трансформации не были мгновенными и случайными. Напротив, они явились итогом продуманных, упорных и тщательных дипломатических усилий всех заинтересованных сторон. Они свершились во многом благодаря проницательным, дальновидным, опережающим события и новаторским подходам стран-участниц АСЕАН.

В рамках первого из упомянутых процессов, связанного с трансформацией динамики безопасности внутри Юго-Восточной Азии, можно отметить три поворотных момента. Это, во-первых, отказ от применения силы и угрозы силой в решении споров между членами АСЕАН, закрепленный в Договоре о дружбе и сотрудничестве 1976 г. Во-вторых, это серия решений, положивших конец существованию «двух ЮВА», и становление «асеановской десятки». В третьих, это создание Сообщества политики и безопасности, третьего столпа, без которого немыслимы Экономическое и Социокультурное сообщества АСЕАН.

В ходе второго процесса – а именно, трансформации роли стран Юго-Восточной Азии в широком региональном контексте – мы стали свидетелями развития обширной сети внешних связей АСЕАН, не зависящей от разнообразия внешнеполитических предпочтений государств, входящих в Ассоциацию. Действительно, до недавних пор АСЕАН исключительно умело находила точку синергии – равновесия – между различающимися внешнеполитическими предпочтениями и традициями государств-членов. По сути, продвижение интересов отдельных членов и коллективных интересов региона не обязательно расходятся.

Самая наглядная иллюстрация – сложная сеть процессов, возглавляемых АСЕАН или начатых по ее инициативе в Юго-Восточной Азии и за ее пределами. Это форматы, известные как «АСЕАН+1», в рамках которых Ассоциация взаимодействует и с Российской Федерацией, и «АСЕАН+3» с участием Китая, Японии и Республики Корея, и не в последнюю очередь – Восточноазиатский саммит (ВАС), к которому Россия и США одновременно присоединились в 2010 году.

Помимо очевидного – проявления коллективной мощи АСЕАН – эти процессы наглядно продемонстрировали готовность неасеановских государств к тому, что АСЕАН возьмет на себя ведущую роль в управлении сложной и постоянно меняющейся региональной динамикой безопасности. Немаловажно подчеркнуть, что большая часть строительства региональной архитектуры под эгидой АСЕАН происходила в период геополитической неопределенности после «холодной войны», а также на фоне не менее значимых геоэкономических сдвигов, связанных с перепадами в развитии экономик региона.

Однако, в отличие от происходящего в других частях мира, действия АСЕАН, а, если точнее, процессы, которые она возглавила, не стали поводом для углубления разногласий. Можно утверждать обратное – они создали площадку, позволившую великим внерегиональным державам выработать нормы сотрудничества и настроиться на него.

Так, например, посредством формата «АСЕАН+3» Ассоциация помогла Китаю, Японии и Республике Корея выработать привычку к взаимному сотрудничеству, которой ранее не было. Также АСЕАН создал условия для того, чтобы США и Китай и, не в последнюю очередь, США и Россия общались в рамках взаимовыгодной динамики в Юго-Восточной Азии и вне нее. Процессы, начатые под эгидой АСЕАН, например, работа Регионального форума АСЕАН, предоставили этим трем странам каналы для взаимодействия в рамках общей региональной структуры. Другой заметный пример позитивного влияния АСЕАН – начавшееся благодаря ей среди неасеановских стран конструктивное соревнование по присоединению к Договору о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии, что является одним из условий участия в ВАС. В частности, одновременное присоединение Российской Федерации и США к ВАС в 2010 году стало запланированным итогом политики, направленной на достижение динамического баланса в регионе.

Ваши превосходительства, дамы и господа!

Говоря коротко, АСЕАН играет значимую роль.

Тесно взаимодействуя со своими диалоговыми партнерами, включая Российскую Федерацию, АСЕАН смогла, работая на упреждение, определять динамику и контекст безопасности в регионе и позитивно влиять на них, укрепляя мир и стабильность.

Что же ждет нас в будущем?

Как АСЕАН, Российская Федерация и другие диалоговые партнеры могут закрепить наблюдаемую позитивную динамику безопасности в регионе? Даже беглого взгляда достаточно, чтобы заметить сложные проблемы, с которыми сталкиваются Восточная Азия, Азиатско-Тихоокеанский и Индо-Тихоокеанский регионы. Нетрудно заметить давние нерешенные, тлеющие территориальные споры; тысячелетиями складывавшийся дефицит доверия; трансграничные, так называемые «нетрадиционные», угрозы безопасности, которые невозможно отразить без международного сотрудничества; и – сверх всего перечисленного – часто упоминаемую неопределенность, связанную с геополитическими и геоэкономическими сдвигами.

Поскольку время выступления ограничено, я лишь кратко упомяну о некоторых возможностях для дальнейшего конструктивного сотрудничества России и АСЕАН в укреплении и поддержании региональной безопасности.

Во-первых, рассмотрим геополитические и геоэкономические сдвиги.

Считаю крайне важным признать, что перемены этого рода – неотъемлемая составляющая региональной безопасности. Перемены происходят постоянно. Важно также признать, что геополитические и геоэкономические сдвиги не ведут с неизбежностью к для трениям и конфликтам.

Стало быть, вырабатывая свое видение региональной архитектуры, мы должны считаться с реальностью, а не пытаться закрепить временную конфигурацию безопасности, что часто называют «достижением баланса сил». В современном мире мы должны видеть ситуацию не через призму баланса сил, как в эпоху «холодной войны», а через парадигму динамики сил, в рамках которой вопрос о намерениях государств столь же важен, как статичная оценка их мощи. Такая динамика не в последнюю очередь формируется и определяется государственной политикой. Иными словами, выбор между позитивной и негативной динамикой не предопределен. Говоря вкратце, АСЕАН и Россия должны способствовать появлению нового взгляда на ситуацию, отвечающего требованиям современности и будущего: избавить регион от логики «игр с нулевой суммой», свойственной «холодной войне», и строить региональное сотрудничество на основе понимания, что безопасность – общее благо, общая безопасность.

Лично я уже выступал в поддержку продвижения к динамическому балансу в Индо-Тихоокеанском регионе с опорой на ВАС.

Во-вторых, АСЕАН, Россия и другие диалоговые партнеры должны создать возможности для более совершенного и быстрого управления кризисами в Восточной Азии, Азиатско-Тихоокеанском и Индо-Тихоокеанском регионах. Учитывая, в частности, наличие территориальных споров, особенно морских, критически важно, чтобы у региона были средства управления потенциальными конфликтами, то есть возможности для быстрого и адекватного реагирования на возникающие кризисы.

Ранее я уже выступал в поддержку создания такой системы внутри ВАС посредством учреждения при нем Совета по миру и безопасности, который бы регулярно собирался в Джакарте для обсуждения региональных и межрегиональных событий на уровне послов с возможностью подъема дискуссии до министерского, а при необходимости и высшего уровня.

С этим тесно связано мое давнее убеждение, что АСЕАН, Россия и другие диалоговые партнеры должны предметно рассмотреть принятие членами ВАС юридически обязывающего обязательства в духе Договора о дружбе и сотрудничестве 1976 г. о приверженности мирному разрешению конфликтов и отказе от применения силы и угрозы силой – Договора о дружбе и сотрудничестве ВАС (Индо-Тихоокеанский договор). Новый документ основывался бы на Принципах взаимовыгодных отношений ВАС (Балийских принципах), принятых лидерами стран ВАС в 2011 г. на Бали, а также, разумеется, Договоре о дружбе и сотрудничестве 1976 г., к которому уже присоединились все страны ВАС, не входящие в АСЕАН. Таким образом АСЕАН и Российская Федерация могут продемонстрировать твердую веру в эффективность дипломатии как предпочтительного средства управления международными спорами и их урегулирования.

Все вышеупомянутые идеи предполагают усиление ВАС. Действительно, с момента своего создания ВАС, в том числе и благодаря включению в его состав государств, не относящихся к Юго-Восточной Азии, является одним из первых примеров продвижения Индонезией индо-тихоокеанского мышления. В частности, его задача – стать средством переноса позитивного опыта АСЕАН за пределы региона.

В-третьих, АСЕАН, Россия и другие диалоговые партнеры должны продолжать развивать возможности региона по реагированию на трансграничные и нетрадиционные угрозы в сфере безопасности, от которых нельзя защититься без международного сотрудничества. По сути, необходимо гарантировать, что сотрудничество России и АСЕАН способно ответить на вызовы XXI века, которые нередко выходят за рамки государственных границ.

Ваши превосходительства, дамы и господа!

Безопасность в регионе сталкивается с множеством вызовов. Вне всякого сомнения, каждый присутствующий может выступить с длинным списком реальных и конкретных проблем, с которыми продолжают сталкиваться страны региона. Однако, чтобы вести предметный разговор, нам необходимо копнуть глубже газетных заголовков, мы должны стремиться к лучшему пониманию стоящей за ними динамики. Сегодня я перечислил лишь некоторые факторы: геополитические и геоэкономические сдвиги, дефицит доверия, территориальные споры и сложная чересполосица внутригосударственного и международного, проявляющаяся в большинстве примеров трансграничных нетрадиционных вызовов.

Я убежден, что АСЕАН, России и другим диалоговым партнерам следует совместно работать над тем, чтобы предвосхищать такие вызовы и находить на них ответы, а также, не в последнюю очередь, использовать появляющиеся возможности для конструктивного взаимодействия. Десятки лет драгоценного мира и стабильности в нашем регионе – Юго-Восточной Азии, Восточной Азии, Азиатско-Тихоокеанском, Индо-Тихоокеанском регионе – позволили набрать силу процессам экономического развития, вызволившим из бедности миллионы людей.

Я твердо верю в то, что АСЕАН и Россия и дальше будут надежными партнерами в борьбе за мир и процветание.

Благодарю за внимание.

* Раден Мохаммад Марти Мулиана Наталегава, министр иностранных дел Индонезии (2009-2014), постоянный представитель Индонезии при ООН (2007-2009), посол Индонезии в Великобритании (2005-2007), в настоящее время член Консультативного совета по вопросам посредничества при Генеральном секретаре ООН.



Контакты

119454, Москва
проспект Вернадского, 76, офис 501-502

E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Тел.: +7(495)225-38-18, +7(495)234-83-61